[x]
Превью

Онлайн-курс
+ Подарочный сертификат

Превью

Mini-MBA: вторая специализация
с 50% скидкой

 

Урегулирование споров, возникших при реализации внешнеторговых контрактов из-за наступления форс-мажорных обстоятельств

Травинский Петр Сергеевич

Урегулирование споров, возникших при реализации внешнеторговых контрактов из-за наступления форс-мажорных обстоятельств

Пандемия коронавируса (COVID-19), которая охватила практически весь мир, для многих компаний сделала невозможным выполнения своих договорных обязательств. Особую остроту эта проблема представляет для компаний-участников ВЭД.

Что необходимо сделать руководителям компаний, столкнувшихся с такой проблемой?

Проблема не новая, форс-мажорные обстоятельства нередко возникают в бизнесе и пути решения таких проблем давно уже проработаны как на международном уровне, так и в национальном законодательстве. Пункт «Форс-мажорные обстоятельства» является обязательным во внешнеторговых контрактах, однако на практике, наполнению содержанием этого пункта уделяется явно не достаточное внимание. А зря! Отсюда и проблемы при наступлении таких обстоятельств.

В последнее время ко мне все чаще обращаются компании, попавшие в такие обстоятельства, с вопросом «Что делать?». В ответ на поступающие запросы я и подготовил эти рекомендации, которые, надеюсь, помогут компаниям, попавшим в такие обстоятельства, поступить правильно и минимизировать возможные негативные последствия.

Обратимся к международной практике составления внешнеторговых контрактов. Ещё в 1997 году Международная торговая палата (МТП) опубликовала документ «Форс-мажорные обстоятельства», публикация No 421(Е). В этом документы изложены рекомендации по составлению Типовой форс-мажорной оговорки МТП, которую необходимо прописывать во внешнеторговых контрактах.

В марте 2020 года МТП опубликовала обновлённый вариант этой оговорки. Вот её основные положения.

1. «Форс-мажор» означает наличие события или обстоятельства, которое ограничивает или препятствует стороне выполнить одно или несколько своих договорных обязательств по договору, если и в той степени, в которой сторона, для которой создалась невозможность исполнения обязательств по договору, докажет:
a) что такое препятствие находится вне ее разумного контроля;
b) что его невозможно было разумно предвидеть во время заключения договора;
c) что сторона не могла разумно избежать или преодолеть последствия препятствия.

2. При отсутствии доказательств обратного предполагается, что следующие события, затрагивающие сторону, презюмируются соответствующими условиям (а) и (b) пункта 1 настоящей Оговорки:
I) война (объявленная или нет), военные действия, вторжение, акт иностранных врагов, обширная военная мобилизация;
II) гражданская война, бунт, восстание и революция, военный или иной незаконный захват власти, мятеж, террористический акт, саботаж или пиратство;
III) валютные и торговые ограничения, эмбарго, санкции;
IV) законный или незаконный акт власти, соблюдение любого закона или государственного указа, экспроприация, конфискация, реквизиция, национализация;
V) эпизоотия, эпидемия, стихийное бедствие или экстремальное природное явление;
VI) взрыв, пожар, разрушение оборудования, длительный выход из строя транспорта, телекоммуникаций, информационной системы или энергоресурсов;
VII) общие нарушения трудовых отношений, такие как бойкот, забастовка и локаут, преднамеренное замедление работы (go-slow, итальянская забастовка), захват заводов и помещений.

3. Сторона, успешно применившая данную Оговорку, освобождается от обязанности по исполнению своих обязательств по договору и от любой ответственности в виде убытков или от любых других договорных средств правовой защиты за нарушение договора с момента, когда препятствие привело к невозможности исполнения, при условии, что извещение об этом дается незамедлительно. Если извещение об этом не было дано без промедления, освобождение действует с момента, когда такое извещение получено другой стороной. Если действие названного препятствия или события является временным, то вышеуказанные последствия подлежат применению только в том случае, если такое препятствие не дает стороне, для которой создалась невозможность исполнения обязательств по договору, исполнить свои договорные обязательства. Если продолжительность препятствия, на которое имеется ссылка, в значительной степени лишает договаривающиеся стороны того, на что они были вправе рассчитывать на основании договора, любая из сторон вправе расторгнуть договор, известив другую сторону в течение разумного периода времени. Если не согласовано иное, стороны прямо соглашаются, что договор может быть расторгнут любой из сторон, если продолжительность препятствия превышает 120 дней.

Как видно из подпункта V) текста пункта 2 Оговорки, эпидемия относится к форс- мажорным обстоятельствам. Кроме того, в подпункте IV) сказано, что к форс-мажорным обстоятельствам относятся также акты властей, которые препятствуют выполнению сторонами договорных обязательств.

После объявления 11 марта 2020 года Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) пандемии коронавируса COVID-19, правительства многих государств стали объявлять на своей территории чрезвычайное положение, чрезвычайную ситуацию, карантин и т.п. меры, в результате которых закрываются пункты пропуска на границах, отменяется транспортное сообщение, ограничивается передвижение людей, ограничивается или запрещается та или иная производственная деятельность. Всё это как раз и приводит к ситуации, когда компании не могут выполнять свои договорные обязательства по поставке товаров, выполнении работ или оказании услуг.

На практике, к сожалению, не во всех контрактах подробно прописана подобная оговорка, или дается ссылка на публикацию МТП No 421(Е) «Форс-мажорные обстоятельства». В такой ситуации следует обратиться к нормам действующего законодательства.

Одним из важных документов международного права, регулирующего договорные отношения, является «Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров» Вена, 1980 г., или так называемая Венская конвенция 1980 года. Если внешнеторговый контракт регулируется нормами Венской конвенции, то стороны контракта могут ссылаться на норму, приведённую в статье 79 Конвенции, где изложены основания для освобождения от ответственности:

1) Сторона не несет ответственности за неисполнение любого из своих обязательств, если докажет, что оно было вызвано препятствием вне ее контроля и что от нее нельзя было разумно ожидать принятия этого препятствия в расчет при заключении договора либо избежания или преодоления этого препятствия или его последствий.

2) Если неисполнение стороной своего обязательства вызвано неисполнением третьим лицом, привлеченным ею для исполнения всего или части договора, эта сторона освобождается от ответственности только в том случае, если:
а) она освобождается от ответственности на основании предыдущего пункта;
b) привлеченное ею лицо также было бы освобождено от ответственности, если бы положения указанного пункта были применены в отношении этого лица.

3) Освобождение от ответственности, предусмотренное настоящей статьей, распространяется лишь на тот период, в течение которого существует данное препятствие.

4) Сторона, которая не исполняет свое обязательство, должна дать извещение другой стороне о препятствии и его влиянии на ее способность осуществить исполнение. Если это извещение не получено другой стороной в течение разумного срока после того, как об этом препятствии стало или должно было стать известно не исполняющей свое обязательство стороне, эта последняя сторона несет ответственность за убытки, являющиеся результатом того, что такое извещение получено не было.

5) Ничто в настоящей статье не препятствует каждой из сторон осуществить любые иные права, кроме требования возмещения убытков на основании настоящей Конвенции.

Если внешнеторговый контракт регулируется нормами российского материального права, то в этом случае необходимо руководствоваться положениями российского законодательства. В Гражданском кодексе Российской Федерации прописаны юридические основания для пересмотра договоров во время кризисной ситуации. С точки зрения российского права есть три юридические концепции, которые могут применяться к договорным отношениям в ситуации кризиса:

  • Непреодолимая сила, или «форс-мажор» (ч. 3 ст. 401 ГК РФ).
  • Невозможность исполнения обязательства (ст. 416 и 417 ГК РФ).
  • Существенное изменение обстоятельств (ст. 451 ГК РФ).

Основание

Статья ГК РФ

Событие

Последствия

Непреодолимая сила или «форс-мажор»

ч. 3 ст. 401

Чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство

Снижение или полное исключение ответственности

Невозможность исполнения обязательства

ст. 416 и 417

Физическая или юридическая невозможность исполнения

Автоматическое полное или частичное прекращение обязательств

Существенное изменение обстоятельств

ст. 451

Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора

Право требовать изменения или расторжения договора

Рассмотрим поподробнее, в каких случаях применимы те или иные основания для освобождения или снижения уровня ответственности за неисполнения договорных обязательств.

Форс-мажор как обстоятельство, исключающее ответственность

Форс-мажор — это юридическая концепция, в соответствии с которой сторона договора может избежать ответственности за неисполнение договора при наступлении определенных обстоятельств.

В странах континентальной правовой системы (Россия, Германия, Китай, ОАЭ), где есть кодифицированное законодательство, понятие «форс-мажора», как правило, закреплено в гражданских кодексах. Так, в России это ч. 3 ст. 401 ГК РФ, которая гласит:

Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

В юрисдикциях англо-саксонской системы права (Англия, США, Сингапур, Индия), которые формировались под влиянием прецедентного права и зачастую не имеют кодифицированного гражданского законодательства, форс-мажор не всегда является правилом, которое применяется по умолчанию.

Вместо этого понятие «форс-мажора» и его конкретные условия должны быть прямо зафиксированы в договоре, чтобы стороны могли ссылаться на наступление таких обстоятельств.

Поэтому если контракт регулируется английским правом, то в таком контракте обязательно должен быть пункт «Форс-мажорные обстоятельства», сформулирован в соответствии с вышеприведёнными рекомендациями МТП.

Наступление форс-мажорного обстоятельства позволяет стороне не исполнять свои обязательства из договора и при этом нести ограниченную ответственность (при соблюдении ряда условий). В российском правовом поле для признания обстоятельства форс-мажором оно должно удовлетворять всем следующим условиям:

  • Обстоятельство исключительно и не является обычным в конкретных условиях.
  • На момент заключения договора стороны не могли предвидеть возникновение обстоятельства.
  • Наступление обстоятельства не зависит от воли какой-либо из сторон договора.
  • Обстоятельство непредотвратимо, что означает невозможность для любого участника гражданского оборота избежать наступления обстоятельства или его последствий.

Как на практике реализовать возможность уйти от ответственности при наступлении подобного рода обстоятельств?


В 2015 году вышло обновлённое «Положение о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор)» (приложение к постановлению Правления ТПП РФ от 23.12.2015 N 173-14). Согласно разъяснениям Торгово-промышленной палаты Российской Федерации (ТПП РФ), массовые заболевания (эпидемии), ограничения перевозок, запретительные меры государств и запрет торговых операций являются событиями форс-мажора.

В соответствии с вышеуказанным Положением ТПП России свидетельствует обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор), наступившие на территории Российской Федерации и выдает соответствующий Сертификатов о наступлении форс- мажорных обстоятельств, в том числе и по внешнеторговым контрактам российских компаний.

Для получения такого сертификата компания должна обратиться с заявлением в ТПП РФ, в котором помимо прочего необходимо изложить событие, которое заявитель считает обстоятельством непреодолимой силы (форс-мажором), препятствующее надлежащему исполнению указанных обязательств, начало и окончание срока действия такого события, а также ссылки на документы его подтверждающие.

Именно представление таких документов и вызывает наибольшую сложность для пострадавшей стороны, так как до настоящего времени в России нет какого-то масштабного, глобального документа, фиксирующего наступление форс-мажорных обстоятельств. Объявленные нерабочие дни с 30 марта до 30 апреля однозначно не являются достаточным основанием для признания этого периода форс- мажором, так как в этих документах отсутствует даже само понятие «пандемия» или «эпидемия», которые характеризуют эту ситуацию как «форс-мажор». Сложившаяся в России ситуация в Указах характеризуется просто как «распространение новой коронавирусной инфекции (COVID-19)».

Подобного рода документами могли бы быть, например, Указ Президента РФ о введении на всей территории РФ или её части карантина, чрезвычайной ситуации, чрезвычайного положения, или соответствующее Постановление Правительства РФ. Но ничего подобного пока не объявлено.

К настоящему времени Правительство РФ 17.03.2020 утвердило «План первоочередных мероприятий (действий) по обеспечению устойчивого развития экономики в условиях ухудшения ситуации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции». В этом документе Правительство признает наличие «форс- мажорных» обстоятельств повлиявших на неисполнения контрактов из-за пандемии коронавируса только в случаях:

  • нарушения сроков исполнения государственных контрактов;
  • неисполнения внешнеторговых контрактов нерезидентами в случае, если это связано с коронавирусом, при соблюдении резидентом определённых условий.

Для уточнения этих условий Минфина России опубликовал 20.03.2020 Информационное письмо «Информирование участников внешнеэкономической деятельности в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (covid 2019) о необходимых действиях для непривлечения резидентов к административной ответственности в случае неисполнения нерезидентами — иностранными контрагентами сроков поставки (оплаты) товаров по внешнеторговым договорам (контрактам), заключенным между резидентами и нерезидентами, или невозвращения нерезидентами ранее уплаченных им резидентами денежных средств в виде авансовых платежей».

Указами Президента Российской Федерации от 25 марта 2020 г. No206 и от 2 апреля 2020 г. No239

Основная идея этого письма заключается в том, что резидент при привлечении его к административной ответственности за необеспечение репатриации денежных средств для доказательства своей невиновности вправе представить любые доказательства, свидетельствующие об отсутствии в его действиях вины, в том числе доказательства принятия им всех зависящих мер по соблюдению требований валютного законодательства Российской Федерации. Одной из таких мер является получение от нерезидента соответствующего документа, подтверждающего, что нерезидент попал в форс-мажорные обстоятельства. Например, Китай выпустил уже более 1600 форс- мажорных сертификатов в связи с коронавирусом.

При этом вопрос о привлечении резидента к ответственности решается в каждом конкретном случае отдельно с учетом всех обстоятельств по делу (статья 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Таким образом, из вышеприведённых документов следует, что официально понятие «форс-мажорных» обстоятельствами распространяется только на очень узкий спектр отношений, касающихся ответственности компаний за неисполнение своих обязательств перед государством.

Что касается ответственности компаний друг перед другом, ТПП РФ обратилась с запросом в Верховный суд РФ, с просьбой дать разъяснения о возможности признания эпидемии коронавируса форс-мажорными обстоятельствами, освобождающими от ответственности за невыполнение договорных обязательств. Верховный суд РФ 21.04.2020 г. опубликовал «Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) No 1.

Из приведенных в этом документе разъяснений следует, что признание пандемии обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий её осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учётом обстоятельств конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.).

Таким образом, если вы полагаете, что для вашего конкретного случая пандемия коронавируса является форс-мажором, вам стоит помнить о следующих особенностях.

Во-первых, эта норма диспозитивна, то есть стороны вправе изменить ее по своему усмотрению в договоре, что часто и происходит. Соответственно, нужно сначала смотреть сам договор, который обычно предусматривает подробную процедуру взаимодействия сторон и при необходимости внести в неё соответствующие изменения.

Во-вторых, оговорка о форс-мажоре часто требует, чтобы пострадавшая сторона направила другой стороне уведомление в течение десяти дней с даты наступлении форс- мажора, и подтвердила это соответствующим документом, выданным уполномоченным органом (Сертификатов о наступлении форс-мажорных обстоятельств).

В-третьих, к обстоятельствам непреодолимой силы, как правило, не относится нарушение обязанностей со стороны контрагентов. Это означает, что если поставщик не может поставить товар в срок потому, что сам не смог получить его от завода- изготовителя, то статья о форс-мажоре не спасет такого поставщика. Отсутствие денежных средств также не является форс-мажором.

Невозможность исполнения обязательства

В теории пандемия коронавируса и её последствия могут вообще прекращать обязательства по договору, а не просто освобождать от ответственности за их неисполнение, как это было бы с форс-мажором. Ст. 416 ГК РФ содержит следующее условие:

Обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

Речь в статье идет о тех случаях, когда обязательство невозможно исполнить физически, даже если основания, вызвавшие невозможность исполнения, отпадут. Это означает, что если невозможно перепоручить иному лицу исполнить обязательство или если невозможность носит временный характер, то ст. 416 ГК РФ применяться не будет.

Невозможность также бывает юридической, когда физически обязательство исполнить можно, но его исполнение будет противоречить закону. Такую ситуацию регулирует ст. 417 ГК РФ:

Если в результате издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части.

Подобная ситуация сложилась после издания Указа Президента РФ No560 от 06.08.2014 г. «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации». Указ запрещает или ограничивает поставки на территорию Российской Федерации отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых является государство, принявшее решение о введении экономических санкций в отношении российских юридических и (или) физических лиц или присоединившееся к такому решению.

Таким образом, в обоих случаях речь идет о том, что невозможность должна быть постоянной и окончательной, а не временной. Именно постоянная окончательная невозможность — главный критерий, по которому невозможности исполнения можно отличить от форс-мажора.

Единственное исключение — если невозможность хотя и является временной, но достоверно известно, что обстоятельства, вызвавшие невозможность, не отпадут до истечения срока обязательства.

Последствие невозможности исполнения — это автоматическое прекращение обязательства. Если из договора вытекало исполнение только одного обязательства, договор автоматически будет прекращен.

Важный момент — невозможность исполнения должна быть последующей, то есть наступить уже после заключения договора.

Существенное изменение обстоятельств

Другой похожей концепцией является существенное изменение обстоятельств. Так, в соответствии со ст. 451 ГК РФ:

Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.

Чтобы отличить форс-мажор от существенного изменения обстоятельств, можно руководствоваться следующей логикой. При форс-мажоре обстоятельство должно полностью блокировать исполнение обязательства, а не просто осложнять его.

Изменение обстоятельств признается существенным тогда, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут или изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:

  • в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;
  • изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;
  • исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;
  • из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Важно помнить, что существенное изменение обстоятельств не дает право обязанной стороне не исполнять обязательство и освободиться от ответственности. При существенном изменении обстоятельств у обязанной стороны есть лишь право договориться с другой сторон о расторжении или изменении договора. Это право обеспечено возможностью обратиться в суд, если соглашения все-таки достигнуть не удастся.

Однако стоит учитывать, что согласно сложившейся судебной практике ни финансовый кризис, ни изменение курса валют, ни резкое увеличение темпов инфляции не могут быть признаны существенным изменением обстоятельств, дающим право на изменение или расторжение договора (Определение Конституционного Суда РФ от 26 мая 2016 г. No 1019-О, п. 8 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации No 1 (2017)., Решение МКАС при ТПП РФ от 16 марта 2017 г. по делу No 48/2016). Таким образом доказывать существенность изменения обстоятельств придется применительно к конкретной ситуации, возникшей при исполнении конкретного договора, с учетом всех воздействующих на нее факторов.

В условиях уже начавшейся пандемии, имеет значение не только ее последствия применительно к исполнению уже заключенных договоров, но и правильное определение условий вновь заключаемых договоров. Насколько долго продлится кризисная ситуация с COVID-19 пока не ясно, ситуация постоянно меняется, государствами вводятся новые ограничительные меры, организации и предприниматели также вынуждены учитывать новые реалии экономической деятельности, в том числе и неопределенность ситуации. В такой обстановке особенно важным становится правильное распределение рисков между контрагентами. Участникам оборота нужно задуматься о включении в договоры специальных условий относительно рисков, связанных с пандемией. Стоит отдельно отметить, что стороны вправе не только предусмотреть порядок взаимодействия в форс- мажорной ситуации, но и заранее, с учетом всех рисков предусмотреть возможность перераспределения рисков и возмещения одной из сторон другой имущественных потерь при наступлении определенных обстоятельств, не связанных с нарушением обязательств. Например, потерь, вызванных невозможностью исполнения обязательства из-за требований государства или третьих лиц к одной из сторон договора. При использовании данного инструмента управления рисками стороны должны определить в договора размер возмещения таких потерь или порядок его определения (ст. 406.1 ГК РФ). Таким образом, уже при заключении договора, даже в условиях относительной неопределенности будущей ситуации, в которой он будет исполняться, каждая из сторон будет знать, какие основные риски она на себя принимает, и каков объем этих рисков.

При подготовке этой статьи были использованы следующие источники:

  • 1.Оговорки ICC о форс-мажоре и существенном изменении обстоятельств, март 2020 Перевод с английского д.ю.н. профессора Н.Г. Вилковой, автора переводов Оговорки ICC 2003 г. (публикация ICC No 650); Оговорки ICC 1985 г. (публикация ICC No 421(Е)). http://www.iccwbo.ru/documents/RU_2020_icc_force_majeure_clause.pdf.
  • 2.«Конвенция о договорах международной купли-продажи товаров» Вена, 1980 г.
  • 3.Гражданский кодекс РФ.
  • 4.Положение о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор). Приложение к постановлению Правления ТПП РФ от 23.12.2015 N 173-14.
  • 5.Указ Президента РФ от 25.03.2020 N 206 «Об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней».
  • 6.Указ Президента РФ от 02.04.2020 N 239 «О мерах по обеспечению санитарно-эпидемиологического благополучия населения на территории Российской Федерации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции (COVID-19)».
  • 7.Постановление Правительство РФ от 2 апреля 2020 г. No 409 «О мерах по обеспечению устойчивого развития экономики».
  • 8.«План первоочередных мероприятий (действий) по обеспечению устойчивого развития экономики в условиях ухудшения ситуации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции», утверждённый Председателем Правительства 17.03.2020 г.
  • 9.Публикация Верховного суда РФ от 21.04.2020 г "Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) No1.
  • 10.https://www.alta.ru/tamdoc/20bn0022/https://www.alta.ru/tamdoc/20bn0022/.
  • 11.http://www.supcourt.ru/files/28856/.
  • 12.https://meduza.io/cards/verhovnyy-sud-gotovit-raz-yasnenie-o-fors-mazhore-iz-za-koronavirusa-smogut-li-biznesmeny-ne-platit-po-dolgam.

Нужна консультация?

Оставьте заявку, и мы подберем вам обучение

Пользовательское соглашение

1. Я (Клиент), настоящим выражаю свое согласие на обработку моих персональных данных, полученных от меня в ходе отправления заявки на получение информационно-консультационных услуг/приема на обучение по образовательным программам.

2. Я подтверждаю, что указанный мною номер мобильного телефона, является моим личным номером телефона, выделенным мне оператором сотовой связи, и готов нести ответственность за негативные последствия, вызванные указанием мной номера мобильного телефона, принадлежащего другому лицу.

В Группу компаний входят:
1. ООО «МБШ», юридический адрес: 119334, г. Москва, Ленинский проспект, д. 38 А.
2. АНО ДПО «МОСКОВСКАЯ БИЗНЕС ШКОЛА», юридический адрес: 119334, Москва, Ленинский проспект, д. 38 А.

3. В рамках настоящего соглашения под «персональными данными» понимаются:
Персональные данные, которые Клиент предоставляет о себе осознанно и самостоятельно при оформлении Заявки на обучение/получение информационно консультационных услуг на страницах Сайта Группы компаний http://mbschool.ru/seminars
(а именно: фамилия, имя, отчество (если есть), год рождения, уровень образования Клиента, выбранная программа обучения, город проживания, номер мобильного телефона, адрес электронной почты).

4. Клиент — физическое лицо (лицо, являющееся законным представителем физического лица, не достигшего 18 лет, в соответствии с законодательством РФ), заполнившее Заявку на обучение/на получение информационно-консультационных услуг на Сайта Группы компаний, выразившее таким образом своё намерение воспользоваться образовательными/информационно-консультационными услугами Группы компаний.

5. Группа компаний в общем случае не проверяет достоверность персональных данных, предоставляемых Клиентом, и не осуществляет контроль за его дееспособностью. Однако Группа компаний исходит из того, что Клиент предоставляет достоверную и достаточную персональную информацию по вопросам, предлагаемым в форме регистрации (форма Заявки), и поддерживает эту информацию в актуальном состоянии.

6. Группа компаний собирает и хранит только те персональные данные, которые необходимы для проведения приема на обучение/получения информационно-консультационных услуг у Группы компаний и организации оказания образовательных/информационно-консультационных услуг (исполнения соглашений и договоров с Клиентом).

7. Собираемая информация позволяет отправлять на адрес электронной почты и номер мобильного телефона, указанные Клиентом, информацию в виде электронных писем и СМС-сообщений по каналам связи (СМС-рассылка) в целях проведения приема для оказания Группой компаний услуг, организации образовательного процесса, отправки важных уведомлений, таких как изменение положений, условий и политики Группы компаний. Так же такая информация необходима для оперативного информирования Клиента обо всех изменениях условий оказания информационно-консультационных услуг и организации образовательного и процесса приема на обучение в Группу компаний, информирования Клиента о предстоящих акциях, ближайших событиях и других мероприятиях Группы компаний, путем направления ему рассылок и информационных сообщений, а также в целях идентификации стороны в рамках соглашений и договоров с Группой компаний, связи с Клиентом, в том числе направления уведомлений, запросов и информации, касающихся оказания услуг, а также обработки запросов и заявок от Клиента.

8. При работе с персональными данными Клиента Группа компаний руководствуется Федеральным законом РФ № 152-ФЗ от 27 июля 2006г. «О персональных данных».

9. Я проинформирован, что в любое время могу отказаться от получения на адрес электронной почты информации путем направления электронного письма на адрес: mbs@mbschool.ru. Также отказаться от получения информации на адрес электронной почты возможно в любое время, кликнув по ссылке «Отписаться» внизу письма.

10. Я проинформирован, что в любое время могу отказаться от получения на указанный мной номер мобильного телефона СМС-рассылки, путем направления электронного письма на адрес: mbs@mbschool.ru

11. Группа компаний принимает необходимые и достаточные организационные и технические меры для защиты персональных данных Клиента от неправомерного или случайного доступа, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, распространения, а также от иных неправомерных действий с ней третьих лиц.

12. К настоящему соглашению и отношениям между Клиентом и Группой компаний, возникающим в связи с применением соглашения, подлежит применению право Российской Федерации.

13. Настоящим соглашением подтверждаю, что я старше 18 лет и принимаю условия, обозначенные текстом настоящего соглашения, а также даю свое полное добровольное согласие на обработку своих персональных данных.

14. Настоящее соглашение, регулирующее отношения Клиента и Группы компаний действует на протяжении всего периода предоставления Услуг и доступа Клиента к персонализированным сервисам Сайта Группы компаний.

ООО «МБШ» юридический адрес: 119334, Москва, Ленинский проспект, д. 38 А, этаж 2, пом. ХХХIII, ком. 11.

Адрес электронной почты: mbs@mbschool.ru
Тел: 8 800 333 86 68, 7 (495) 646-75-17

Дата последнего обновления: 28.11.2019 г.